?

Log in

кунштюк

> recent entries
> calendar
> friends
> Пиитер
> profile
> previous 20 entries

Tuesday, December 6th, 2016
6:34 pm - The Poems Remains the Same

14691964_1228617150521682_5047751415261264623_o

ДРЕНАЖ

«Мне будет скушно одному писать всё это прозой,
Пока ты ходишь в магазин за вкусной колбасой, –
Так мне сказал московский друг с неявною угрозой, -
Возьму вот – выпью коньяку и стану враз косой!

Покуда будешь выбирать ядрёные колбасы –
Я проведу тебе апгрейд в компьютере твоём:
Оставлю фотки только тех, кто явно пидарасы,
А твой весёлый аватар я подменю хуём!»

Тогда я начал размышлять, прикидывать хуй к носу –
А стоит ли таких гостей колбаской привечать?..
Не проще ль будет подключить их к мощному отсосу
Канализационных труб, заставив замолчать.

Ведь трубы – правда – у меня с двухтысячного года
Не прочищал пока никто из радостных друзей…
Пускай продует, прососёт, тем более погода
Такая в Питере стоит, что не пойти в музей,

Не подхватив на полпути зловредного микроба
При том отнюдь не одного, а целую орду –
Нехай довольствуется тем московская утроба,
Что просифонит мне трубу и вылетит в пизду.

(comment on this)

Thursday, December 1st, 2016
10:41 am - навеяло первой (календарной) зимой уходящего (этого) года

302206_original-2

Болдуман уезжает

– Прощай, Петербург, – говорит Болдуман, –
Не знаю, вернусь ли когда...
Мне грамоту ныне прислал атаман:
Грядёт Золотая Орда!
Я должен немедля идти на войну!
– Да ну, блин, какая война ?!
– Идёт татарва – вот тебе и «да ну»!
Кто скажет Мамаю «хуй на!»?
Ты, Мякишев, что ли, ленивый сурок?!
– Какой же я, ёптыть, сурок?
– Уж точно не знаю, но жёсткий урок
Орде приготовил я впрок.
Походу – колчан у меня за спиной,
А ты не заметил его!
А меч-кладенец мой калёный, стальной,
Я, блядь, воздымал для кого
В порядке приветствия, ёбаный стос?
Слышь – конь мой в прихожей заржал!
– Ну, если заржал, то тогда не вопрос –
Бери мой булатный кинжал.
Тебе, сотоварищ, я так накажу:
Гноби басурманов, гноби!
Я тут за компьютером чуть посижу,
И сам поддудонюсь, мей би!

(1 comment | comment on this)

5:19 am - о каком городе речь?

__________ 4-10
* * *

В этом городе я не последний
И не первый – идущий ко дну
Водоёма распущенных бредней,
Увлекающего в глубину.
Люди здесь холодны, словно рыбы, –
Бессловесно поют о былом,
И повсюду корячатся дыбы –
Дабы зло повстречалось со злом.
Для острастки в подземных острогах
Над воротами знак остроги;
Не подковы в домах на порогах,
А капканы для крепкой ноги;
Каждый житель бросает свой якорь
На неверный болотистый грунт,
Это плуг для того, кто здесь пахарь
И кирка для искателя руд.
Но земля не родит здесь, а недра,
Как бесплодные женщины, злы;
Задубевшие вервия ветра
Образуют морские узлы;
В этом городе-призраке признак
Жизни праведной – бледность лица:
Отличить закопёрщика тризны
От отпетого им мертвеца
Затруднительно и бесполезно –
Ведь различия, в сущности, нет...
Здесь и в праздничный день, и в воскресный
Одинаково сумрачен свет...
И пустые пространства забыты,
И прохожие движутся вспять,
Здесь за битого десять небитых
Дать готовы – да где ж их сыскать?!
Не сберечь головы одичалой,
Распластавшись в слоистой волне,
Разбивая лицо о причалы
В тине будней – заказанных мне.

0GqQvoauM10

(4 comments | comment on this)

Thursday, November 17th, 2016
7:32 am - ВИДОСЫ про ОТСОСЫ, НОВЫЕ СТИХИКИ и ФОТО

15039605_1308638452510567_7020142271171499129_o

Зри! Бублик сияет в ноябрьской ночи -
Над волглым Петрополем - вровень с Луной!
Красавица, ты на него не дрочи,
От страсти срамной истекая слюной!
Ты лучше на щётке, сиречь - на метле,
Отринув земные покровы - стартуй:
Курс - ноль-норд-зюйд-ост - и обрящешь во мгле
И дырку от бублика, и старый хуй.


Правда нужна только тому, кому она ОЧЕНЬ нужна.Collapse )

(comment on this)

Monday, November 7th, 2016
10:47 pm - С КАРНАВАЛА НА БАЛ

ZZ6-_KRo3YY

Никуда не сворачивая, не отклоняясь от маршрута, из Москвы прямиком в Кулуар "Реставрация нравов. Полонский за рулём САЙБЕРА, Анастасия Романова - второй пилот, подруга-дублёрша и штурман в одном клаксоне... точнее - флаконе: 11 часов напряжённой ноябрьской трассы с короткими перекусами-переписами на заправочных станциях. И вот - Кулуар. Пространство смоделированое и воплощеное на деньги купцов Елисеевых, переделанное во времена Советской Империи под оптические нужды оптимальным путём уплотнения и перегораживая; ныне ангажированное экзотическими творческими "тараканами", пригласившими на огонёк нас - чöрных поэтический мотыльков - вестников вечно умирающей весны, открывающей простор короткому липкому полярному лету.

Пусть поют все пупки

(интервью с Евгением Мякишевым)

- Женя, почитай стихи о любви, у тебя же есть, - просит Мякишева Юля Беломлинская. – А то люди, которые никогда тебя не слышали, подумают, что ты – грязный циник.
- Да ну что вы, я не грязный… я чистый циник!

6 ноября «чистый циник» Мякишев выступил в #кулуаре «Реставрация нравов» вместе с другими искрами питерской богемы – Андреем Полонским, Анастасией Романовой и др. Кулуару удалость составить короткую беседу с эпатажным поэтом.

К: Может ли поэзия быть профессией?
ЕМ: Может. Например, профессиональный поэт-песенник. Профессиональный поэт-переводчик. Профессиональный поэт-пародист. Но, на мой взгляд, ПОЭТ - ЭТО ОСОБОЕ СОСТОЯНИЕ ХУДОЖНИКА. Сегодня мы живем в такое время, когда любой, кто написал пару-строчку чего-то, заявляет, что он поэт. То есть он самозаявляется: я-поэт! А вообще СТОИТ ПОДОЖДАТЬ, ПОКА ПОЭТОМ НАЗОВУТ. Когда это произойдет, тогда может быть, действительно, ты поэт. А может быть, и нет.

К: В советские времена была востребована профессия поэтов-пародистов, был знаменитый Александр Иванов, которого поэты боялись. А нужны ли пародисты сегодня?
ЕМ: Чем отличается пародия от оригинала? Кто такой поэт-пародист Иванов сам по себе? Никто. Человек, который научился худо-бедно рифмовать, выступать в качестве такого массовика затейника. Человек, включенный в некий медийный процесс, обусловленный советским временем, необходимый для этого пространства.

К: То есть Вы не видите в пародистах таких санитаров поэтического леса, которые могли бы помочь сегодня?
ЕМ: Вы понимаете, поэтический лес сегодня настолько зарос, что одного санитара Иванова было бы недостаточно. И для борьбы нужен целый отряд… юннатов.

К: Раньше поэт должен был издаваться на бумаге. А сегодня кто угодно может размещать свое творчество в интернете. Как Вы к этому относитесь?
ЕМ: Да пусть публикуются, если хотят. Есть ресурсы, где по пятьсот тысяч поэтов, какие-то стихиру… Почему нет… Пусть поют все пупки! Так и запишите.
Записала Ника Климова

Вот то, что было на московском карнавале:


+ особо ценные фотографии из Петрополиса:Collapse )

(2 comments | comment on this)

Monday, October 3rd, 2016
5:49 am - фото из европы, а видос из азии
lyBe6WGWWFY



+ 1Collapse )

(comment on this)

Friday, September 30th, 2016
7:48 am - Великое вблизи неуловимо, лишь издали торжественно оно...

14390815_1091440544274707_8593330348735662162_n
24 сентября, суббота, Музей Серебряного века (Дом Брюсова), проспект Мира, д. 30

Презентация книг Андрея Полонского «Остаемся!», Анастасии Романовой «Простое свечение шифровальной машинки» (обе – М.: Кастоправда, 2016) и Евгения Мякишева «Занимательная шизофрения» (СПб.: Аничков мост, 2016)

«Остаюсь» - седьмая поэтическая книга Андрея Полонского. Стихи Андрея Полонского обладают исключительным свойством: они умножаются друг на друга, живут и сами по себе, и как единый сложный организм, перекликаются и спорят, завоевывают время и пространство. Эта витальная способность поэзии ¬– выстраивать яркий и внятный мир, населять его людьми и вопросами – едва ли не самая важная в эпоху информационного шума и постмодернистской деконструкции. Речь идет о жизни в самом простом и изначальном смысле, о жизни, которая противостоит мертвой природе и материи.
Простое свечение шифровальной машинки» - шестая поэтическая книга Анастасии Романовой. «Текст ничего не стремится определить или выявить, он не ищет нового смысла и не затемняет старый, он служит инструментом и материалом одновременно, шпагой и материей, которая готовится быть пронзенной. Анастасия Романова не просто отменно жонглирует отточиями смыслов и стонами языка. Она знает, где, когда и при каких обстоятельствах нужно это оружие применить, дабы усмирить стражников и разметить тайные тропы, ведущие в края, где еще никто не бывал...», - так пишет о стихотворениях, вошедших в эту книгу, поэт и философ, известный специалист по географии времени, профессор Дмитрий Александрович Блаженов.
В стихах Мякишева не наблюдается — нигде! — признаков посредственной поэзии, а именно: фальшивых чувств; слов, цена которых не соответствует номиналу; имитации интеллекта; ложного пафоса и слюнявого лиризма; нет уныния, краснобайства, напыщенности и придыханий. Тексты нигде и никогда не скучны. Это вообще очень позитивные, в меру ироничные, оправленные в быт и порой весьма умные стихи. После их прочтения хочется жить (Анджей Иконников-Галицкий)
.







[как и заявлено в афише]

(2 comments | comment on this)

Monday, September 19th, 2016
12:14 am - Книга называется МОРСКАЯ, но одна из 3 частей - действительно - ОБСЦЕНИУМ, остальное - в десяточку
Замечательный петербургский поэт Евгений Мякишев организаторов «разочаровал»: на вечере, названном в честь его книги (в соавторстве с М. Болдуманом) «Обсцениум», Евгений прочел стихи, характеризующие его как тонкого лирика – и ни разу не обратился к обсценной лексике...

14305424_1196254170424647_1917013663145797463_o





(4 comments | comment on this)

Wednesday, September 14th, 2016
9:54 am - Ландшафтный Поэзофестиваль в ТАРТУ (несколько треков + фототрюков)




МЯКИШЕВ

Солнцеобильный Ра с голым торсом и великанских шортах,
Яйцеголовый, со своей божественной двадцатичетырёхскоростной колесницы
Встречает мя посреди Ленинграда и Санкт-Петербурга,
Потчует из банки смородиновым вареньем,

Вроде Мякишев, а вроде и сам Маяковский,
Вроде бог солнца, а родился и живет в Петербурге,
Ласковым голосом читает свои и вовсе не футуристические вирши,
Лапает, как своих, поэтических жриц-весталок…

Полонский, наш друг и брат, мне говорит – на самом деле он китайский дракон,
Полон колдовского злата и баснословных вещей его запретный дворец,
Хищным взором василиска выглядывает он поэтические клады мира,
Хранит их от завидущих глаз тысячи лет, спрятавшийся и алчный…

Вот идем мы по его величеству Петергофу,
От сонного злата скульптур и фонтанов немея в восторге,
Слышу сквозь шум фонтанов глас шелестящий с раздвоенным жалом:
Ты бы видел, какой разор, какие руины здесь потомки варваров учинили …

Ибо Ра, он же китайский змий, он же домовой Петербурга,
Полтергейст, хронотоп Бахтина, лысый Нафаня на велосипеде,
Тождественен Санкт-Петербургу, и вообще всему на свете,
Поскольку он и есть решение задачи Пуанкаре, брат мой Либуркин…
07.05.16





для любопытовCollapse )

(3 comments | comment on this)

Sunday, August 28th, 2016
6:32 pm - Занимательная шизофрения: внутренние диалоги
shizo_preview_4
Стихи жесткие и упрямые. Не гнутся, не ломаются. Не прогибаются под обывательские вкусы и дамским вкусам реверансы не делают. Даже наоборот. Попирают их грубым сапогом и хохочут утробно. А если огреют жердиной по сознанию, то так внезапно, что даже боли не почувствуешь. Вспышка света и потеря связи с реальностью. В принципе, не страшно. И вообще не об окружающей действительности все это. Да и вовсе не для нас. Не с вами, живыми, Женя разговаривает. Живых он ест. Он так и пишет о себе - ЕМъ. Стихи эти для тех, когда рядом нет. "Одних уж нет, а те далече" Носятся по древу мира хтоническими существами. Весточки носят. Кричат в темноте: "Привет. Я еще здесь. Все у меня отлично!" А ЕМъу даже отвечают. Не знаю что. Для меня это неразборчиво. Зато точно знаю, что по стихам гадать можно. О прошлом. Это как раз для дам. Все. Я предупредила. А дальше сами. Если нравится засовывать шпильки в розетки, то вперед. Стихи под напряжением. Жердь на взводе. А дальше сами...

(2 comments | comment on this)

Friday, July 22nd, 2016
10:03 pm - ловец небес
13717285_1147506138632784_5349342373643080589_o

ещё парочкаCollapse )

(comment on this)

Tuesday, July 5th, 2016
3:19 am - Некоторые стихотворения, частично прокомментированные
13501603_1137663709617027_3627060229567680665_n



кое-что ещёCollapse )

(comment on this)

Friday, June 17th, 2016
9:14 pm - Волшебный человек из-под земли

13394107_1069457626423499_8367228327574915406_n
Малый зал в «Даче на Покровке» – очень удобное место для чтения стихов. Публики он вмещает как раз столько, сколько обычно приходит на типичную презентацию поэтической книжки: не много, но и не мало, человек 30-40. И всем хватает мест, и ощущение полного зала создается. Микрофон здесь не нужен, и автору вольно по-разному обращаться со слушателем: читать громко или вполголоса, артистично или сосредоточенно-отстраненно, стоя или сидя, как угодно. Все равно все будет услышано. «Культурная инициатива», похоже, об этом хорошо знает, и старается не отдавать место абы кому, не портить ему карму. Обычно в «Даче» звучит что-то как минимум интересное, и вечер 9 февраля с презентацией новой книжки Михаила Квадратова не стал исключением.

Автор тут распорядился пространством по-своему: притаился в углу, откуда тихо, без всякой театральщины, читал стихи из новой книги. Акустика зала такое вполне позволяет, если завоюешь внимание слушателей. А с этим проблем не возникло: слушать и вслушиваться хотелось. Кстати, интересно, что между двумя «отделениями» вечера тут состоялось еще одно, совершенно отдельное выступление – петербургского поэта Евгения Мякишева, которого Михаил специально позвал выступить на своей презентации. Мякишев – поэт принципиально иной, «громкий», его чтение рассчитано на стремительное завоевание публики, и такой контраст неожиданно оказался очень уместным. Удивительное дело, но после яркого и «театрального» чтения Мякишева негромкий, почти монотонный голос Квадратова еще лучше концентрировал внимание, а его осторожное покашливание, которым он как бы обозначал конец одного стихотворения и начало другого, казалось удачным приемом.

Кстати, Женя Мякишев, начиная свое выступление, отметил (иронически намекая, конечно, и на вечное культурное соперничество Москвы и Питера), что в стихах Квадратова чувствуется традиция обэриутов – безусловно так, можно было бы, наверное, уточнить, что речь идет в первую очередь о «Столбцах» и ранних поэмах Заболоцкого. Действительно, многие приемы (а кое-где и прямые отсылки, парафразы) указывают на «Столбцы», книгу даже в общем поле обэриутских игр исключительную. «Самодостаточность» вещей, животных, явлений, которые населяют книгу Квадратова, очень похожа на поэтический мир раннего Заболоцкого. Но есть и существенная разница. У Заболоцкого мир абсолютно внечеловечен, он удивлен, ошеломлен явлением человека, «великого чужого» для всего и вся, и неохотно, мучительно принимает формы человеческого взгляда. У Квадратова мир человека отлично знает, и находится с ним пусть в странном, но диалоге. Поэтому созвучность интонации тут не подражательная, это развитие и поворот темы, ее наполнение иными смыслами.

Современная поэзия часто старается держать равновесие между интонированием и прямым высказыванием (как, скажем, Данила Давыдов – первый пример, который приходит мне в голову), но, конечно, у Квадратова равновесие сознательно смещено в сторону интонационной отстраненности, алхимической сказочности и ритмичности, так что стихи, даже / не исключая написанных написанные от первого лица, удаляются от прямой речи, становятся метафорическими сгустками. Это не про «я», даже когда автор говорит о себе, и смерть – не «его» смерть, а просто смерть, и собака – просто собака, все это ходит без привязи, без человека, даже если забирается к нему в постель. Однако за всем этим отстранением возникает предельно четкий портрет автора, звучит его голос, слова складываются в высказывание.

Есть тут, насколько я понимаю, одна формообразующая метафора, ну, или, скорее, иллюстрация внечеловеческого, которой Квадратов пользуется в последние годы: гномы, взгляд из-под земли. Не так давно вышел его роман «Гномья яма», очень хорошая проза, в которой эта тема накладывается на привычные «человеческие» пейзажи. Казалось бы, гномы – довольно прямолинейный, «детский» прием остранения, но он подходит манере Квадратова, его фигуре, его интонации, кажется естественным и не поверхностным. Он и сам немного «работает» на этот образ, притворяясь волшебным человеком из-под земли, из другого мира. Но все-таки – человеком.

Как мне кажется, самое интересное в стихах Квадратова – как раз высказывание о человеческой участи, которое как бы вырывается из «странного», «подземного» мира стихотворения, как облачко пара изо рта. Жаркое человеческое тепло, тревога и надежда перед лицом не-бытия. Ну, может, это слишком пафосно сказано, в нынешнюю поэтическую эпоху пафос принято маскировать, иначе он раздражает как пустая погремушка. В стихах Квадратова у пафоса – хорошая засада. Он действует незаметно, дрожь по спине пробирает в самые неожиданные моменты.

Наверное, такое ощущение возникло не только у меня, потому что когда чтение кончилось, народ не спешил расходиться, толкался вокруг автора. Гена Каневский высказался, полушутя-полувсерьез, что хочет жить долго еще и затем, чтобы читать и слышать новые стихи Михаила Квадратова.

Небольшая оранжевая книжка расходилась очень неплохо, и, кажется, на лотке оставались считанные экземпляры. Впрочем, ее наверняка еще можно где-нибудь достать. Свою – с дарственной надписью автора – я, пожалуй, приберегу.


GeQdZPQdP_4



Москва & Санкт-Петербург = ?Collapse )

(comment on this)

8:34 pm - ВсЕМъ, кто правильно ответит на вопрос, заданный в этом видосе,
обрыбится приз!

(1 comment | comment on this)

12:39 am - БОЛДУМАН КАК ВНУТРЕННЯЯ РИФМА

Болдуман был даже не агностиком, а убеждённым биологом (параллели с "ботаником" - для тех, кто не был знаком с Михаилом Михайловичем - неуместны). Но - как ни странно - он был крещён в католической церкви. Об этом знали (до сего момента) не все - даже близкие! - друзья, но Б-г знает всё про всех, посЕМъу и скрывать тут нечего:




неофицьяльная частьCollapse )

(comment on this)

Wednesday, June 8th, 2016
4:47 pm - БЕЗМОЛВИЕ в МУЗЕЕ АВАНГАРДА
SzP62FSG9tQ
Выставка-фест Мурада Гаухмана-S "Безмолвие" является логическим продолжением проекта «Трансгрессия книги», осуществленного художником в Доме М. В. Матюшина в 2015 году.
В экспозиции будут представлены разнообразные художественные формы: от фактурной живописи на холсте и дереве, до коллажей и трехмерных объектов – создающих в пространстве выставки высокую степень метафизического напряжения.
Заглавное произведение «Безмолвие», картины «Замок» (по роману Франца Кафки) и «Бастет 4: MR G. зрит Небо–Ночь» выполнены в ахроматической гамме, выгодно оттеняющей и подчеркивающей буйство красок в объектах-ящиках, которые философ Николай Грякалов называл «ловушками силы».
На выставке-фесте органично переплетены различные культурологические объекты и субъекты: богини Древнего Египта, мирозданческий мир Данте, книги современных петербургских поэтов и писателей – товарищей художника, помещенные в пространство картин.
В день открытия выставки-феста будет показан фильм режиссера Владимира Тыминского «Защита Гаухмана» (2016), раскрывающий творческий мир художника.
На второй день запланирован перфоманс «Шествие с картиной „Безмолвие“». Картина будет пронесена на руках участниками акции от квартиры Мурада Гаухмана до Дома М. В. Матюшина. Шествие пройдет по Каменноостровскому проспекту с остановками в заветных местах для стихочтения. Торжественное внесение картины завершится поэтическим фестивалем. На протяжении всего действия будет сниматься материал для нового фильма Владимира Тыминского «Шествие–2».
Почему выставка-фест названа «Безмолвие», и что в действительности означает это состояние будет обсуждаться на семинарах Александра Секацкого под общим названием «За пределами речи» в «дни философии» в рамках проекта.

Программа выставки-феста "Безмолвие"
3 июня – Открытие, показ фильма Владимира Тыминского «Защита Гаухмана»
4 июня – Уличное шествие с картиной «Безмолвие» от дома Мурада Гаухмана до дома М.В. Матюшина, поэтический фестиваль
5 июня – Показ фильма Константина Селиверстова «Процесс» по одноименному произведению Франца Кафки
6 и 7 июня – «За пределами речи» - дни философии
8 июня – выходной день
9 и 10 июня – выступления поэтов
11 июня – Закрытие
Участвуют философы: Александр Секацкий, Константин Пигров, Ксения Куксо, Александр Огарков, Семен Ватман
Поэты: Евгений Мякишев, Арсен Мирзаев, Валерий Земских, Андрей Полонский, Дмитрий Григорьев, Александр Джигит, Анастасия Романова, Юлия Беломлинская и др.




промежуткое резюмеCollapse )

(2 comments | comment on this)

Sunday, May 29th, 2016
4:31 am - Night at the Museum
13318598_1116889625027769_1173859744_n



немного любопытного - самого - как водитсяCollapse )

(comment on this)

Thursday, May 19th, 2016
1:38 am - ПРОМЕЖДУ ЦИНИЗМОМ И НЕЖНОСТЬЮ

ПРОМЕЖДУ ЦИНИЗМОМ И НЕЖНОСТЬЮ
Провокативно-игровая книга стихов петербургского поэта Евг. Мякишева вышла одновременно с лимбусовским «Колотуном» и, как нам кажется, представляет собой антологию менее формальной стороны творчества поэта, весьма страстной — где цинизм граничит с нежностью, а ожеговский словарь перемежается плуцеровским, впрочем, словообразование при любых корнях весьма свободно и цветисто. Часть текстов написана в соавторстве с московским поэтом Михаилом Болдуманом, при них есть пометки, да и если б не было — всё равно соавторство узнаётся по перепадам интонации с монологичной на диалогичную, а также по немцизмам** — если есть что-то из этого, значит, в создании текста явно участвовал Болдуман. Книга делится на 4 части, в которых стихи объединены по соответствию карточным мастям: в каждой части стихи на темы, соответствующие семиотике масти — страсти, удары судьбы, рост и цветение, пение и экзальтация (я своими словами). По стилю тоже всё весьма разнородно — от раннего опуса с элементами зауми (такого Мякишева мы не знаем!) до любовной и городской лирики, зачастую необарковского толка.

Подземный хобот поцелуя, петляя меж корнями клёнов, / Сквозь дупла солнечных объёмов / выходит на поверхность шайда. / Изредный бащень хле песошных, / изрезный лопень зре марахтых, / Се ровный вездых шлей росошных / и бенный лузор врей мохнатых. (1983.)

Ну чё, насосалась сивухи в дрова / В честь праздничка? Или сухая / Шуршишь, как минувшего лета трава / В закуте мучном, не стихая? / Пожухла. Лежишь, словно сноп, в тишине / На пыльных мешках из-под хлеба, / Любуясь полушкою лунной в мошне / Шального февральского неба. (2000-е.)

*) название моё (емъ), автор Суховей-из-Петербурга
**) Тут уважаЕМъ'ый рецензент хоть и прав, да не совсЕМъ. Что касается англицизмов, испанизмов, францизмов и даже грузинизмов – тут доля Болдумана в творчестве треста М&Б неоспариваЕМъ'о монолитна. С немцизмами же дело обстоит не так просто. Хоть я и учился в школе на твёрдое "Gehe aus der Klasse hinaus", дружба с российско-германской поэтессой Линой Лом существенно повлияла в зрелые годы на мое почти по-тевтонски крепкое сознание. Ведь крупные поэты, вроде нас с ЛЛ, всегда обогащают друг друга – явно или исподволь; nicht vom Aufwaschen, так катаньЕМъ. "Anderer Fehler sind gute Lehrer", – гласит старинная немецкая поговорка.



продолжение для любознательныхCollapse )

(3 comments | comment on this)

Friday, May 13th, 2016
5:16 pm - ДЕНЬ ПОБЕДЫ
полонский

"...утро встретили на даче у Дмитрия Григорьева вместе с Анастасией Романовой, Евгением Мякишевым и Евгением Ерёминым (Благовещенск). Еще с вечера мы вспомнили о прекрасной традиции московских поэтов собираться 9 мая и читать стихи о войне, и решили, что и нам тоже надлежит обозначить своё "здесь и сейчас", свою память и благодарность. В Москве у ребят случается большое ежегодное мероприятие на одном из рубежей обороны столицы в деревне Дунино, в пришвинской усадьбе. Там обычно собираются люди самых разных политических и эстетических взглядов, и в этот день у них не бывает непонимания. Надеюсь, так было и в этом году.
Мы же собрались в маленькой беседке в Лосево небольшой и спонтанной компанией. Но было хорошо и пронзительно. Дима Григорьев прочёл стихи из цикла о Синявинских болотах и отрывок из "Переправы", набросанный Твардовским именно тут, в районе Лосево, на переправе через Вуоксу в зимнюю финскую страду, Женя Мякишев - Геннадия Григорьева и одно своё стихотворение, Настя Романова - Ольгу Берггольц и потрясающий текст из романа Константина Воробьева "Это мы, Господи". Женя Ерёмин читал Симонова, ваш покорный слуга - Ваншенкина и Межирова. Потом мы пели песни - от Бернеса до Ножкина. Начинающие подростки - Ярик и друг его Гоша - исполнили нам хором "Здесь птицы не поют"...
Ещё раз с днем Победы!

(comment on this)

Tuesday, May 10th, 2016
10:57 pm - Солнцеобильный Ра


МЯКИШЕВ

"Евгению. Жизнь Званская..."
Г.Р. Державин


Солнцеобильный Ра с голым торсом и великанских шортах,
Яйцеголовый, со своей божественной двадцатичетырёхскоростной колесницы
Встречает мя посреди Ленинграда и Санкт-Петербурга,
Потчует из банки смородиновым вареньем,

.
Вроде Мякишев, а вроде и сам Маяковский,
Вроде бог солнца, а родился и живет в Петербурге,
Ласковым голосом читает свои и вовсе не футуристические вирши,
Лапает, как своих, поэтических жриц-весталок…

.
Полонский, наш друг и брат, мне говорит – на самом деле он китайский дракон,
Полон колдовского злата и баснословных вещей его запретный дворец,
Хищным взором василиска выглядывает он поэтические клады мира,
Хранит их от завидущих глаз тысячи лет, спрятавшийся и алчный…

.
Вот идем мы по его величеству Петергофу,
От сонного злата скульптур и фонтанов немея в восторге,
Слышу сквозь шум фонтанов глас шелестящий с раздвоенным жалом:
Ты бы видел, какой разор, какие руины здесь потомки варваров учинили …

.
Ибо Ра, он же китайский змий, он же домовой Петербурга,
Полтергейст, хронотоп Бахтина, лысый Нафаня на велосипеде,
Тождественен Санкт-Петербургу, и вообще всему на свете,
Поскольку он и есть решение задачи Пуанкаре, брат мой Либуркин…

07.05.16

Амарсанаа

(comment on this)

> previous 20 entries
> top of page
LiveJournal.com