ЕМъ Евгений Мякишев (kunshtuk) wrote,
ЕМъ Евгений Мякишев
kunshtuk

ЗИККУРАТ (эскиз поста)



Из статьи Алексея Комова
«Музей Ленина: от саркофага к святилищам»
Журнал «Проект Россия», № 36, 2005

Венцом эволюции советского храмового зодчества стал последний шедевр архитектурной ленинианы работы Леонида Павлова. Величественный Павловский объем замкнул на себя напряжение всей идеологической «энергосистемы» подверженной в конце своего существования агонистическим перегрузкам. Монолит здания разделен на массивные блок, каждый из которых вмещает в себя одну из экспозиционных тем. Ядро каждого блока – так называемый «эмоциональный идеологический центр». В огромной стеклянной призме происходит синтетическое действо, способное поразить любого, даже самого невпечатлительного посетителя. Приводится в движении диорамы, мелькают кинопроекции, включается стереозвук. Находясь внутри музея, испытываешь жуткую мистическую вибрацию, будто Ильич из щусевской гробницы, проделал на поезде (заключенным в Павелецком павильоне, работы все того же Павлова), обратный путь в Горки и вот сейчас суровым прищуром кербелевского «каменного гостя» взирает на тебя из апсиды вводного Ритуального зала. Это вам не пеньки дедушки Ленина в Разливе! Здесь вольтова дуга, вознесшая дух вождя мирового пролетариата над тьмой материи, превратилась в сгустки латуни музейной экспозиции блистательно придуманной и воплощенной бригадой ленинградских корифеев под руководством художника Б. Короткова (кстати, авторов экспозиции и в Разливе, и в Улан-Баторе, и в Красноярске, а главное, Центрального музея в Москве и многих других.)
Храм в Горках подвел итог и поискам образа «главного здания» и музейной истории, и, пожалуй, всей советской архитектуре. «В конце жизни я построил Парфенон», – говорил о своем комплексе Леонид Павлов. Каждый архитектор подобно актеру мечтающему сыграть роль Гамлета, хочет построить свой Парфенон. Но советский Парфенон построил Леонид Павлов, а ведь функция греческого первоисточника – святилище.

* * *
Измена Родине сквозит в его речах
Крамольных... Он ругает всё с издёвкой
Он землю бьёт ударом подлым в пах,
И даже не коленом – а – винтовкой,
Прикладом - беззастенчиво – при всех
Святых... при свете дня, во мраке ночи –
По-бабьи раскорячившись, присев,
Он беспардонно мочится ей в очи –
Хотя - где пах, где очи у земли?
Ответь, мудрец!
                             ...Доколе ждать ответа?!.
Меня уже почти что замели
За, блядь, стихотворение – вот это...


М&Б © "МОРСКАЯ",
"Красный Матрос", 2007.
Tags: Джигитовка, ЗИККУРАТ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments