ЕМъ Евгений Мякишев (kunshtuk) wrote,
ЕМъ Евгений Мякишев
kunshtuk

Кого же имела в виду красавица Горбун(к)ова + когда дело было (если было)?

borey Клеветники и лжецы
Как я ни спешил, но вход в «Борей» с Литейного проспекта был уже закрыт, и мне пришлось идти через двор. Я сильно постучал, дверь открыла Таня.
- Саша, уже начало девятого, мы закрыты. Надо приходить раньше!
- Таня, я вас умоляю! Я страшно голоден! А дома совсем нечего есть. Ни крошки хлеба!
- Ладно, - вздохнула она, - проходите, но имейте в виду, кроме борща и котлет в меню больше ничего не осталось – сегодня у нас очень много клиентов.
- Спасибо, Таня, меня всё устраивает.
И действительно в маленьком помещении было многолюдно: мне показалось, что почти вся блистательная, скандальная – девятая секция Союза писателей собралась в этот вечер под гостеприимными сводами галереи «Борей».
- Либуркин пришёл, - заметил Шпаков.
- Саша, садитесь к нам, - предложил Серёжа Носов
Я взглянул на Крусанова.
- Саша, - сказал он, весело улыбаясь, - пойдите на кухню, выберите себе рюмку по сердцу и присоединяйтесь к нам.
Через минуту я уже сидел среди поэтов и писателей.
Заботливый Мякишев налил мне водки.
- Пей, Либуркин, - сказал он, - тебе нужно согреться. А вот и твои котлеты несут.
- А что там? – спросил я, кивнув на плотно закрытые двери, ведущие в малый выставочный зал. – Опять кино?
- Ты ошибся, Саша, сегодня не пятница, - засмеялся поэт Валера Земских, - сегодня Шубинский лекцию о поэзии читает...
- Конечно, - сказал я, - он же теоретик… и что много слушателей набралось?
- Я не считал… чудаков десять, двенадцать.
- Либуркин, - усмехнулся Володя Шпаков, - а может, ты хочешь пойти и послушать? Там места ещё есть…
- Володя! – воскликнул я с жаром, схватив друга за руку, - возможно, я - неудачник, и вся моя жизнь прошла зря, но я никогда не менял, и никогда не променяю весёлое - волшебное пьянство на какую – то унылую лекцию!
- Тише! Тише! – закричали вдруг со всех сторон. – Наль что-то хочет сказать!
- Тише, друзья! – громко сказал Крусанов, - послушаем Наля!
- Друзья! - торжественно сказал Наль, держа в правой руке рюмку с водкой. – Вы ещё не представляете, сколько нас ждёт в жизни интересных встреч, событий, знакомств! Как много мы совершим интересных путешествий! Сколько всего увидим! Выпьем за это!
- Да, давайте выпьем!
- За будущее!
- За интересные встречи!
Наль выпил - и произошло непостижимое: глаза его заблестели, он весело улыбнулся, выпрямился, и мы все увидели, что перед нами стоит ещё совсем молодой человек.
Следующие два часа своей жизни я провёл, наслаждаясь беседой и водкой.
Вдруг дверь в зал открылась. Лекция закончилась, и слушатели стали выходить через кафе на улицу. Они шли по проходу между столиками один за другим, а последними выходили литературный критик Шубинский, а за ним его любимая ученица поэт Алла Горбунова, молодая красивая женщина. Вид у Шубинского был какой-то унылый.
- Аллочка, не уходи! - неожиданно воскликнул поэт Валера Земских. - Посиди с нами.
- Останьтесь, Алла! – поддержал его румяный Левенталь.
- Попейте вина, -  улыбнулся Мякишев.
- Освежитесь водкой, - ласково предложил Крусанов.
- Не уходите! Останьтесь! Побудьте с нами! – раздавалось со всех сторон.
Алла Горбунова дошла почти до самого выхода, потом обернулась и брезгливо оглядела наш стол. Глаза её на какую – то долю секунды остановились и на мне…
- Я не могу, господа, - холодно ответила красавица, - среди вас лжецы и клеветники!
читать дальше
Tags: БОРЕЙ, Либуркин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments