ЕМъ Евгений Мякишев (kunshtuk) wrote,
ЕМъ Евгений Мякишев
kunshtuk

SHOT ГОРОХОВЫЙ

img016a
Всю ночь накрапывал ноябрьский дождик, промочивший меня во время моего путешествия на окраину Питера к болезному другу моему. С благородной целью я проехал на велосипеде 30 вёрст: друг мой обрёл свет и воду, а я приобрёл насморк, мешающий мне заснуть.
Надо бы поспать хотя бы три-четыре часа, но – по-видимому – уже не удастся. Поэтому (конечно – и потому, что давно собирался) я напишу несколько слов о Горохове.
Он – художник-поэт. Их теперь много, людей, считающих себя сопричастными искусству, ибо больше ни к чему по-настоящему приложиться не могут. Не таков Горохов. Он – подлинный, узнаваемый и в меру пожилой благообразный эстет, довольствующийся малым, но – как и я этой ноябрьской ночью – несущий свет. Одна из гороховских картин украшает трюм моей Норы. Светится – в чём легко убедиться, заглянув ко мне на чашечку. Главное – поднимаясь в Нору, не повредить мениск (то есть – ту же чашечку, но принадлежащую животному организму), не передёрнуть суставы, чтобы – не дай-то Гений Места Сего – не заклинило костный мозг в патроннике позвонков.
К Горохову меня приобщила компания поэтов и людей, выдающих себя за таковых, ныне частично вошедшая в санкт-литературную действительность, а частично сгинувшая в окололитературном выгребном небытии.
Художник Горохов квартировался тогда – в самом начале нулевых – неподалёку от Московского проспекта и станции метро «Электросила» в одиноко-комнатной квартирке с ванной и кухней, служившей ему мастерской. Отличительной особенностью этого жилища был неистребимый мусорный запах, флёр помойки, сочившийся сквозь бетонные поры из бункера, которым заканчивался мусоропровод восьмиэтажного сталинского дома. Квартира Горохова находилась прямо над этим бункером. Бороться с запахом не имело смысла.
В то непростое время я ещё состоял в отношениях с госпожой Кривой Водой, хотя эта любовная связь мне уже изрядно поднадоела и попросту мешала осуществляться в художественном промысле. Но – тут тоже нужно, не без трепета заглянув в звериные глаза правде, признать, что без этой лёгкой зависимости с Гороховым я бы не познакомился. Ставшие членами СП литераторы из той компании продолжают разводить костры и весёлые хороводы, не чурается рюмочки и Горохов, но это не главное, точнее – совсем не это главное.
В минуты душевной невзгоды Володя Горохов выручал меня действенным участием – и не раз, за что я ему по сию пору благодарен.
Собственно – чтобы запечатлеть эту благодарность, я написал всё это.
И книжка у Горохова вышла – очень и очень симпатичная, исчезающе малым тиражом. Если кому-то посчастливится обнаружить её в малых книжных лабазах города сего (нашего!) – незамедлительно рекомендую купить!

Tags: Горох, НОРА, Съев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments