ЕМъ Евгений Мякишев (kunshtuk) wrote,
ЕМъ Евгений Мякишев
kunshtuk

Волшебное стихотворение в условиях Дома Писателя

прозвучало без обсценной лексики - в "щадящем" формате, но каждый может проверить свою эрудицию, сверившись с оригиналом!

Bankoboev.Ru_golaya_blondinochka_stoit_na_kamne1



Ботанический сад

В Петербурге средь растений Ботанического сада
Одинокий и печальный бродит юноша Игнатий.
Он таинственный ботаник и потомок конокрада,
Он проводит время жизни меж убийственных занятий –

Пустоцветным онанизмом и высокою наукой:
Изучить строенье плода занзибарского кокоса
И неслабо поебаться с лаборанткой – тощей сукой
Одновременно желает. Но решить сии вопросы
Не в его тщедушных силах: он прыщав и недоношен,
Нос его, как плод кокоса, только толще и длиннее,
И, сокрывшись в мгле гербарьев – средь стручков, бобов, горошин –
Прикрываясь от народа ветхим томиком Линнея,
Он терзал безумный пенис, и на джинсы Levi Strauss –
Все в потеках и заплатах, и в пыльце, и просто в пыли –
Малафья сбегала резво, как проворный Микки-Маус
От кота бежал в мультфильме... Впрочем, хуй с ним. Мы забыли
О ботанике: уж скоро пять иль шесть неслабых строчек
Нет в стихах ни традесканций, ни лиан, ни криптомерий,
Ни цветов, ни цветоножек, цветоручек, цветопочек,
Цветоштучек – а про это, юный друг, ни в коей мере
Забывать нельзя в поэме ботанического склада...
И поэтому – устроим нечто вроде отступленья
И опишем поподробней Ботанического сада,
Где мечтал Игнатий бледный, разноцветные растенья:
Рододендрон ли багровый, можжевельник жестко-колкий,
Иль чупухчатую мальву, или пальму, или тую,
Иль гербарьев описанье, что лежат на верхней полке,
Привести примерно надо... Впрочем, ну всё это к хую.
Интересней нам Игнатий, а точней, его либидо:
Вот он – мерзостный развратник, скрытый редкостным лопухом –
Лезет к Вике-лаборантке, что – хо-хо! – видала виды
В части плотских притязаний... Сам профессор Карнаухов
Извращенно дрючил Вику мощным стробилом секвойи,
Длинным корнем эквалипта, толстым суком баобаба,
Корнеклубнями батата, корнеплодами моркови;
Очень часто он под вечер, измотав ее неслабо,
Уходил в библиотеку ботанических изданий –
Поразмыслить над проблемой размноженья псилофитов,
Ну а Вика оставалась ночевать в одном из зданий
Ботанического сада – вдрызг разъёбана, набита
Корневищами пиздища – ни икнуть, ни бзднуть, ни охнуть,
Шевельнуть рукой не может, а ногой так и подавно...
Как гербарное растенье, Вика стала чахнуть, сохнуть...
А профессор Карнаухов мерзко думал: «Ну и славно!»
Был профессор импотентом, маниаком и садистом...
Впрочем, что же наш Игнатий? Вот вплотную он подкрался
К лаборантке, прикрываясь лопуха неслабым листом...
Вот и л>ист уже отбросил... И – представьте – обосрался!
Дело в том, что фитонциды экзотических растений
Вроде, скажем, альгарробы или дерева квебрахо –
Там как раз произраставших – выплеск жидких испражнений
Вызывают у дебилов... А Игнатий, сука, на хуй,
Несмотря на всю учёность, был типическим дебилом,
И к тому же одноглазым, шестипалым, безъязыким...
Сколь изменчива природа в естестве своем нехилом!..
Так давайте ж удивляться этим миром многоликим!
Tags: М&Б, СТИХИ, стихики нулевых
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments