кисс

Евгений Мякишев & Ольга Земляная, «В поисках райских кущ & Я искала поэта» СПб., «Дом садовода»


Евгений Мякишев & Ольга Земляная, «В поисках райских кущ & Я искала поэта»
СПб., «Дом садовода»
В мире авторов желание воздвигнуть себе какой-либо памятник имеет статус традиции, известной нам еще со времен золотого века римской литературы, когда умами только-только начинала править лира достойнейшего из мужей — Горация. Глядя на сохранившиеся/дошедшие до наших дней множественные изваяния, даже представить невозможно, какое количество авторов в действительности предпринимало попытку увековечить себя в бронзе ли, в мраморе, на бумаге ли, на пергаменте — не суть. Думается, что им несть числа. Годилось все, что имелось под рукой. Страсть к увековечиванию своей собственной персоны не затихала, даже если под рукой вообще ничего не было. В такие моменты на помощь приходила народная молва, которая разносила заветную лиру по всему свету, мифологизируя автора, придавая значение нерукотворности воздвигнутого им самому себе памятника.

И Лев Толстой на чердаках — в ночи
Махал во тьме неутомимой лирой,
И царственный хорал вставал над миром
При свете керосиновой свечи.

Collapse )
кисс

Евгений Мякишев. Ботанический сад в Тартуском Ботаническом саду

***
Серебряной струной на фоне лазоревых колоколов
с величавой малиновой отзвучкою
растекается в наших сердцах
этот проникновенный
прикровенный
сокровенный
откровенный
не злобный
но подобный
далёкой грозной слезливости
ливневого ленивца
голос
буйного
бурного
бравурного
балагурного
старца
обузданного
силками женской нежности
угодившего в волчью ямку
беспросветной девичьей любоды
и до беды недалеко
и лабуды нейлоновая сеть
прочна
и перечно черна
работы стать
а суть с изнанки ливеру под стать
и ливерпульскому навозному жучку
катящему свой катышек
скоро уже на десятчик дольше полувека
из прошлого тысячелетие в минувшую жизнь
ибо любой читающий сей панегирик
лишь собственною правдой истине слуга
и заблуждениям ответственный крупье
и времени минувшему искусный и нескуный счетовод
о чём они
нам пели
и поют
жучары
червячки
в пространствах наших грёз
но как же в унисон порой жужжат
и жвалами хрустит
наш буйный старикан
безветренный собрат
обратной стороны
сознания
немых
(с)

Да - именно он - воспетый в этим верлибром - старец Дмитрий - устроил нам - стоило только нам войти в дивные сады его - экскурсию по цветам! Будучи и садовником тоже, он неплохо разбирается в растениях, помнит их поимённо, но - как же без этого - набивает прайс на отдельные экземпляры, добирая весёлых понтов!
А я вот - не понтуясь, безвозмездно прочёл в Тартуском Ботаническом саду "Ботанический Сад"! И - растения остались довольны, а некоторые - польщены!
Отдельное спасибо режиссёру этой записи Михаилу!Продюсер Людмила сделала всё невозможное для осуществления возможности записать этот тишайший видос, а скоростной, не терпящий несуразных гонщиков, вежливый наблюдатель и созидатель настоящего Андрей - подарил рублём!
Как изрёк в древности один эллинский мудрец:
Всем известно, что за деньги можно купить туфли, но не счастье, еду, но не аппетит, постель, но не сон, лекарство, но не здоровье, слуг, но не друзей, развлечение, но не радость, учителей, но не ум.

отжиг

Книги на лопате. Михаил Болдуман – поэт и литературный хулиган.


epistola

Стою на почте у окна,
чтоб поскорей отправить в путь
сие послание. Одна
живая трепетная суть –
не жмудь, а – жуть, таёжный жи-
тель неизменных снежных стран –
сказал мне как-то: "Расскажи,
что есть Великий Болдуман?"
На север лыжи положив,
туда, где стылый океан,
я молвил: "Там живут моржи...
моржа крупнее Болдуман!"
Я палкой показал в леса,
сказав: "Красив в лесах олень,
но Болдуманова краса
затмит его и в ночь, и в день!"
Затем я поднял руку вверх
и произнёс: "Смотри скорей –
там, в небесах, кружится стерх,
но Болдуман его быстрей!
А видишь - мудрая сова
на мышь устроила капкан
и ждёт в ветвях? Но раза в два
её умнее Болдуман!"
И вот – по почте, Болдуман,
я срочно сообщаю Вам:
Один доверчивый шаман
уж Вам в тайге построил храм.